Что подросток видит в зеркале?

Одна из основных проблем, волнующих подростков, – это оценка своего внешнего вида: лица, фигуры, физических данных. Многие из них словно постоянно задают себе вопрос: «Насколько я соответствую представлениям о красоте, принятым в моей среде и в современном мире?». От степени удовлетворенности подростков (особенно девушек) своей внешностью зависят и многие другие качества личности – жизнерадостность, открытость, общительность. Подростки, негативно оценивающие свою внешность, более склонны к депрессии и тревоге. Можно ли помочь юношам и девушкам справиться с подобными переживаниями и обрести уверенность в себе?

Родители и учителя подростков знают: это возраст, полный противоречий и болезненных переживаний. Отношение к своему внешнему облику – одна из проблем, особенно волнующих подростков обоего пола.

Подросток не только сам слишком придирчиво оценивает собственную внешность, но и крайне чувствителен к ее оценке другими людьми. Сравнивая себя со сверстниками, он формирует представление о себе самом, создает образ своего «психологического Я» и «телесного Я», то есть «физического».

Для подростка внешность – не просто отражение в зеркале. Это уверенность и общительность, это пропуск в любую компанию и статус в коллективе сверстников. Отношение к своей внешности может составлять основу самооценки в целом.

Самооценка – центральное образование личности, определяющее социальную ее адаптацию и являющееся регулятором деятельности и поведения. Самооценка – это отношение к себе или к своим отдельным качествам.Самооценка складывается из знаний о себе и отношения к себе. Знания о себе человек приобретает через общение с другими людьми в семье и в социуме. Но эти знания не остаются нейтральными: со временем они окрашиваются различными эмоциями – как отрицательными, так и положительными. И эти эмоции могут быть сильными и напряженными.

«Когда я была маленькой – лет до десяти, то была уверена, что я очень хорошенькая. Так говорили взрослые, которые меня окружали. Особенно их умилял мой маленький носик. Они говорили, что это очень красиво. Помню, как я радовалась, когда слышала эти слова. Но потом все изменилось. Я росла, и черты моего лица менялись. И те же взрослые с сожалением стали говорить: надо же, а ведь был такой хорошенький носик, как не повезло – теперь на всем лице только нос и виден. Они мне очень сочувствовали. Я часами сидела перед зеркалом и пыталась как-нибудь его втянуть, чтобы он выглядел меньше, но ничего не получалось. Мне казалось, что с таким носом нельзя выходить на улицу – все будут его разглядывать и смеяться. Осенью, зимой и весной я носила шарфы и заматывала ими пол-лица, чтобы закрыть огромный нос. Только тогда я чувствовала себя спокойно. А всем говорила, что у меня хроническая ангина (не знаю, бывает ли такая). Сейчас, когда я выросла, я вижу, что нос у меня самый обычный и не стоило так переживать. Но иногда я по привычке втягиваю его абсолютно автоматически».

У девушек самооценка в большей степени зависит от оценки привлекательности своего лица и тела, у юношей – от оценки эффективности тела, то есть от спортивных умений.

«Уроки физкультуры были для меня настоящим мучением. За одну четверть, к ужасу мамы, я «потерял» три или четыре физкультурные формы. Это на какое-то время избавляло меня от насмешек одноклассников. Двойка казалась ерундой по сравнению с тем, чего мне удавалось таким образом избежать. Не только на уроке, но и в раздевалке после урока (и особенно – в раздевалке) я становился объектом не только двусмысленных шуток, но и откровенного унижения. Как же я ненавидел себя и своих одноклассников за то, что не умею подтягиваться! Конечно, я потом всему научился. Но мог научиться гораздо раньше, если бы не этот липкий страх каждый раз и ощущение множества насмешливых глаз, которые на тебя смотрят и ожидают твоей неудачи. Даже теперь в сложные моменты я иногда теряю уверенность и напоминаю себе того беспомощного толстого подростка на турнике».

Психологи уже давно обнаружили взаимосвязь между самооценкой своей внешности у подростков и другими важными личностными особенностями.

Подростки с негативным телесным образом больше склонны к депрессиям, тревоге, социальной замкнутости и даже суицидальному поведению, чем их сверстники, имеющие адекватную оценку собственного внешнего вида. При этом особенно интересен тот факт, что большинство подростков, участвующих в исследовании, вообще не имели заметных дефектов внешности. Проблема заключалась именно в их самооценке.

Психологи считают, что есть два основных мифа, определяющих эгоцентричное поведение подростков и их сосредоточенность на оценке собственной внешности.

Первый – миф о собственной исключительности. Этот миф заставляет подростка верить в уникальность и неповторимость своих переживаний, своего опыта. Обратной стороной уникальности всегда является чувство одиночества: «Меня никто не понимает», «Никто не может любить так, как я», «Никто не может страдать так, как я», «Ни у кого нет таких проблем, как у меня».

Понимание универсальности человеческих переживаний (при безусловной уникальности каждой отдельной личности) болезненно и спасительно одновременно: ведь если кто-то переживал что-то подобное – значит, он может понять тебя и разделить твою боль, он может помочь.

Второй миф – это миф о воображаемой аудитории.

«Сегодня на уроке психолог говорила нам о нас самих – о подростках. Много всего. Например, рассказала про «воображаемую аудиторию». Будто подросткам кажется, что они в жизни – как на сцене: все на них смотрят и все их оценивают. Я сейчас немного растеряна. Получается, что я просто приписываю другим людям намерение меня рассмотреть и оценить. А на самом деле другие люди думают не обо мне, а о себе. И даже если делают какие-то замечания про внешность, то не для того, чтобы обидеть, а потому, что за свою внешность волнуются и поэтому у других недостатки высматривают. Но я все-таки думаю, что мои недостатки очень людям в глаза бросаются».

Именно чрезмерная озабоченность собой приводит подростков к тому, что им кажется, будто и других в такой же степени волнует их внешность или поведение.

Подростковый возраст – это еще и время экспериментов с собственной внешностью. Что скрывается за многократно перекрашенными волосами, немыслимыми прическами, пирсингом, оригинальной одеждой и ярким макияжем? Только ли испорченность подростков и их стремление во что бы то ни стало выделиться из толпы или подчеркнуть свою принадлежность к определенной группе?

Психологический смысл экспериментов с собственной внешностью – в поиске собственного образа; через изменения внешности подросток ищет и раскрывает свою идентичность (свое Я). Внешний вид подростка (да и взрослого человека тоже) – это своеобразное послание миру о том, кем он хочет быть. Но у взрослого человека образ себя, как правило, уже сложившийся, а у подростка – только формирующийся. Поэтому взрослым, вводя правила, касающиеся одежды и причесок, следует помнить, что всегда остается риск их нарушения теми подростками, которые активно ищут свой образ или используют свою внешность именно как орудие протеста против правил, установленных взрослыми. (И дело здесь тогда уже не во внешности, а в способе взаимодействия взрослых и подростков и их умении обсуждать проблемы и договариваться.)

«Даже когда ввели школьную форму, мы все равно старались внести в этот скучный костюм хоть капельку индивидуальности: укоротить юбку, подшить кружева, надеть под пиджак что-то яркое. И мы все равно красились, даже когда директор запретила косметику. Я красилась потому, что без карандаша у меня совсем невыразительные глаза и я начинала себя ужасно чувствовать на уроке. А с подведенными глазами я была уверена в себе и даже отвечала гораздо лучше».

«Когда я сталкивался с правилами, мне ужасно хотелось сделать все наоборот. Учителя боялись, что я плохо влияю на других ребят. Я был единственный в классе, кто носил длинные волосы. А потом я их покрасил в два цвета – черный и белый. И все думали, что я просто издеваюсь над учителями. Ну, отчасти мне хотелось их немного позлить. И был только один учитель, которому я мог рассказать, что черное и белое – это внутри меня. Это как ангелы и черти, как добро и зло, а тебя тянет в обе стороны сразу. Когда ты не можешь понять, какой ты на самом деле – примерный сын своих родителей или уличный хулиган? Лучший спортсмен школы или прогульщик? Хам или тихоня? И непонятно было, как в себе это примирить, как прекратить эту внутреннюю борьбу. Потом я успокоился и покрасил волосы обратно».

Отечественный психолог А.А. Леонтьев описал эксперимент, в котором проявился так называемый «эффект ореола». В ходе эксперимента педагогам предлагалось оценить личные дела учеников. Перед ними ставилась задача определить на основании личных дел учащихся уровень развития их интеллекта, отношение родителей к школе, планы учащихся на дальнейшее продолжение образования и отношение к нему сверстников. При этом всем участникам эксперимента давалось одно и то же личное дело, но к нему прикладывались разные фотографии с заведомо приятными и заведомо неприятными лицами оцениваемых школьников. Выяснилось, что привлекательным детям учителя приписывали более высокий интеллект, намерение продолжить образование, родителей, больше занимающихся их воспитанием, и более высокий статус среди сверстников.

К сожалению, негативная оценка своей внешности у подростков может быть спровоцирована неосторожными замечаниями окружающих. Не застрахованы от субъективности и учителя.

Как правило, со временем подростки перерастают эксперименты над собственной внешностью; недовольство собой тоже остается в прошлом.Однако иногда случается так, что критическое отношение к своей внешности приобретает болезненный характер. Для таких состояний итальянским психиатром и психологом Э.Морзелли был предложен термин дисморфофобия.

Дисморфофобия (dis – отрицание (лат.), morphe – форма (лат.), phobos – страх (греч.) – болезненное недовольство своей внешностью, отдельными чертами лица или фигуры, особенно характерное для подросткового и юношеского возраста.

Основные симптомы дисморфофобии, свидетельствующие о болезненном характере страхов:

симптом зеркала – постоянное, навязчивое разглядывание себя в зеркале с целью убедиться в наличии или отсутствии «дефекта» и попытаться найти положение и поворот лица, скрывающие недостаток;

симптом фотографии – избегание или категорический отказ от фотографирования, уничтожение своих фотографий с целью сокрытия дефекта.

При дисморфофобиях могут возникать и другие поведенческие признаки: например, попытки скрыть реальный или мнимый дефект с помощью чрезмерного количества косметики или с помощью одежды, ощущение неловкости в обществе, навязчивый поиск информации о способах устранения недостатка и т.д. Чаще всего недовольство вызывают состояние кожи, рост, вес, черты лица и формы тела.

Опасность заключается в том, что «незначительное» расстройство, которое «только лишь» отравляет жизнь, может перерасти в серьезное заболевание, при котором идея физического недостатка превращается в самый настоящий бред. В таких случаях представление больного о себе абсолютно не соответствует действительности и не поддается разубеждению. К сожалению, случаются даже попытки самоубийств на фоне сильных депрессивных переживаний. Поэтому очень важно вовремя заметить опасность и обратиться за профессиональной психиатрической помощью. Своевременно начатое лечение обычно приводит к хорошим результатам.

Серьезные психические расстройства, связанные с недовольством собственной внешностью, встречаются все-таки реже «обычных» подростковых переживаний.

Как помочь недовольным собой подросткам?

Подростку с низкой самооценкой полезна помощь психолога: есть много способов, помогающих изменить отношение к себе и начать уважать и любить себя.

            Из дневника восьмиклассницы*

«Я психологу честно про свои проблемы рассказала – что я себе не нравлюсь, что я толстая, уродливая, что даже жить не хочется. Она мне несколько заданий дала – что-то вроде тестов, но только надо было не на вопросы отвечать, а рисовать, а потом уже она мне объяснять стала.Получается, что моя проблема – в низкой самооценке. То есть, как я поняла, это не я плохая, а я плохо к себе отношусь, особенно к внешности. Она объяснила, что это только в детстве самооценка от родителей зависит, пока ребеночек маленький. А потом он уже сам себе хозяином становится и самооценку можно исправить. Есть даже специальные упражнения для этого. Вот, например, наше первое упражнение.

Надо сделать таблицу, в левой части написать негативные утверждения о себе (те, которые из-за низкой самооценки). А потом труднее – в правой части надо напротив каждого негативного утверждения написать прямо противоположное, хорошее. Например, слева написано «я толстая» – значит, справа пишем «у меня хорошая фигура». Слева написано «я некрасивая» – справа пишем «у меня вполне приятная внешность». Ну и так далее. Потом левый список можно выкинуть, а правую колонку читаем себе два раза в день…

Конечно, от этих упражнений моя кожа лучше не стала и фигура, в общем, такая же. И они (кожа и фигура) мне не очень нравятся. Странно, но сейчас я могу об этом спокойно думать и писать. Таблетки «похудательные» я решила не пить. В спортзал тоже не пойду. Интересно, как я могла забыть, но я ведь всегда хотела танцевать! Так что с завтрашнего дня я иду на танцы. Еще прочитала на сайте, что для фигуры хорошо плавание. Надо взять абонемент в бассейн! Буду себя любить и меняться потихоньку».

Хорошо, когда рядом оказывается тактичный, понимающий взрослый, который поможет подростку разобраться в себе и в причине своих переживаний, снизить их напряженность и подсказать выход. Для подростка очень важна позитивная оценка его внешнего вида: ему нужно чаще говорить о достоинствах его внешности, о том, что он красивый (милый, привлекательный, симпатичный, обаятельный).

Теплое и принимающее отношение взрослых поможет даже не очень привлекательному ребенку вырасти счастливым.

 


Мы работаем для вас уже более 20 лет